Голос Армении
18.03.2004г.

ДЕЛО БЫЛО В СНЕГИРЯХ

     Отличительная особенность американской дипломатии - практическая востребованность документов, составленных как бы на общественных началах... 24-27 февраля в подмосковных Снегирях в рамках Дартмутской конференции состоялся шестой раунд переговоров по Нагорному Карабаху между представителями Армении, Нагорного Карабаха и Азербайджана. В отличие от предыдущих, эта встреча былa отмеченa весьма крупным скандалом, который, следует полагать, и выявил истинные цели, преследуемые инициаторами проекта. Что именно имело место в Снегирях? Кем был спровоцирован конфликт? В чем особенность Дартмутской конференции? Какой главный вывод можно сделать из происшедшего инцидента? Об этих и других вопросах корр. "ГА" беседует с одним из постоянных членов армянской делегации, историком и политологом Арменом АЙВАЗЯНОМ.

     - Кто инициатор проведения "дартмутских встреч" и какую задачу ставит перед собой сама конференция?
     - Инициатором и основным спонсором работы конференции является американский фонд Кеттеринга и задействованный в его структуре Институт устойчивого диалога. Участники встреч, а это в первую очередь политические и общественные деятели, ученые, экс-чиновники, ранее состоявшие на дипломатической службе, представляют исключительно самих себя и не обладают официальными полномочиями. Данное обстоятельство, по сути, и предопределяет характер преследуемой конференцией главной задачи - нахождение вспомогательных и альтернативных способов урегулирования Карабахского конфликта. Конференция имеет двух сопредседателей - в лице директора-руководителя отдела международных отношений фонда Кеттеринга Харольда Сондерса (США) и директора московского Центра по стратегическим и политическим исследованиям Виталия Наумкина (Россия).
     - Кто представляет армянские стороны в Дартмутском диалоге?
     - Состав, как правило, традиционный: Лариса Алавердян, Арам Г. Саркисян и я представляем Армению, Александр Манасян, Максим Мирзоян и Рубен Заргарян - Нагорный Карабах. Неожиданностью стало участие в работе шестого раунда переговоров нового представителя от РА Айка Бабуханяна. Об этом мне стало известно только по прибытии в Москву. Замечу, что фактическим руководителем делегации Азербайджана является бывший министр ИД Азербайджана Тофик Зульфугаров.
     - Что выявили "снегиревские встречи"?
     - Последний раунд наглядно осветил истинные цели, преследуемые инициаторами диалога. Это постоянный зондаж общественного мнения противоборствующих сторон, выявление наиболее "удобных" для Вашингтона партнеров - политических сил и лиц, с которыми можно и нужно "работать", дабы урегулировать конфликт в желаемом для США ключе, а также обеспечение необходимого пиара американской политике в карабахском вопросе.
     - Какова же в таком случае позиция российского сопредседателя Виталия Наумкина?
     - Увы, она почти всегда вторит американской. Однако в отличие от Харольда Сондерса, чьи подходы, по всей видимости, непосредственно диктуются из соответствующих офисов официального Вашингтона, российский сопредседатель, к счастью, фактически не представляет позицию официальной Москвы. В данной связи нелишне будет заметить, что сам Харольд Сондерс имеет 14-летний стаж работы в Совете национальной безопасности США (1961-1974 гг.), а также опыт активной деятельности в Госдепартаменте, где он занимал должность директора отдела развединформации и анализа.
     - Чем конкретно отличился шестой раунд от предыдущих?
     - Еще до его начала участникам конференции был разослан составленный сопредседателями, очевидно американцами, некий документ под весьма броским названием "Схема миротворческого процесса в регионе Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха". Документ был призван реанимировать давно отвергнутый Арменией и Нагорным Карабахом так называемый поэтапный план урегулирования конфликта и на первом этапе предполагал отвод армянских войск с линии соприкосновения, последующее их замещение международным миротворческим контингентом и возвращение азербайджанских переселенцев на прежние места их проживания. Уже начальное предложение соответствующего раздела "Логика миротворческого процесса" вырывало из общего контекста противостояния фактор беженцев, хотя до этого армянские стороны неоднократно подчеркивали, что вопрос перемещенных лиц - часть проблемы безопасности, которую можно будет решить только после согласования военных и территориальных составляющих урегулирования.
     - Что предлагает "Схема" относительно статуса Нагорного Карабаха?
     - В документе подчеркивалось, что "окончательный статус Нагорного Карабаха будет определен путем переговоров в более поздний период". В "Схеме" предпринята также попытка терминологически-понятийного реанимирования давно ушедшей в небытие Нагорно-Карабахской автономной области "в ее прежних границах".
     - Какое прикладное значение может иметь данный документ, если Дартмутская конференция не обладает соответствующим мандатом?
     - Отличительной чертой американской дипломатии является практическая востребованность составленных как бы на общественных началах документов. В разосланном нам послании авторы "Схемы" сочли необходимым черным по белому отметить, что подготовленный ими материал уже "был передан непосредственно сопредседателям Минской группы" в качестве "адекватного отражения" дискуссий предыдущих раундов. Очевидно между тем, что прежде чем направить "Схему" куда-либо, а тем более официальному международному посреднику в лице Минской группы ОБСЕ, ее нужно было согласовать со всеми участниками диалога. Этого Харольд Сондерс не сделал. В ходе шестого раунда он попытался замять скандал, заявив о том, что всего лишь показал "Схему" американскому сопредседателю МГ Рудольфу Перине, своему давнишнему знакомому. Помимо столь бесцеремонного шага, Харольд Сондерс игнорировал фундаментальные положения, принципиально, многократно и детально высказанные армянскими участниками конференции. "Схема" ни в коей мере не представляла результаты нашего диалога, какими они были в действительности. В ней также не получил отражения ряд вопросов, по которым в ходе длительных и тяжелых дискуссий удалось достичь консенсуса.
     - Следует ли понимать, что Харольд Сондерс попытался манипулировать одним лишь фактом вашего участия в диалоге и представить в Минскую группу ОБСЕ составленный им по "собственному усмотрению" документ?
     - Безусловно. Исходя именно из такой осознанности и прекрасно понимая, что отсутствие реакции со стороны армянских участников диалога будет истолковано в качестве согласия с тезисами "Схемы", а также с указанным выше определением "адекватное отражение", я инициировал письмо-демарш сопредседателям Дартмутской конференции с вышеизложенными соображениями и с предупреждением на предмет реальной возможности прекращения диалога в случае повторения чего-либо подобного. Помимо меня, под демаршем подписались Лариса Алавердян, Александр Манасян, Максим Мирзоян и Рубен Заргарян. Копии были разосланы также посредникам МГ ОБСЕ.
     - Чем объясняется нежелание остальных наших участников поставить свои подписи под письмом?
     - Как я уже заметил, участие Айка Бабуханяна стало для многих из нас неожиданностью. Арам Саркисян же посчитал, что в документе есть и выгодные для нас положения, а именно - де-факто признание Азербайджаном Нагорного Карабаха стороной переговоров. Большую же часть oтрицательных положений, по его мнению, можно было отвергнуть в ходе дальнейших переговоров. Я придерживался и придерживаюсь противоположной позиции: признание Азербайджаном Нагорного Карабаха стороной переговоров - не более, чем констатация существующих реалий, которую никак нельзя воспринимать в качестве серьезной "уступки". В то же время это признание должно быть ясным, четким и однозначным, а не таким закрученным и двусмысленным, каким оно представлено в документе. Совершенно очевидно, что переиначивание составленной в полностью невыгодном для нас ключе "Схемы" - задача невероятная. В такого рода дискуссиях явный перевес всегда принадлежит той стороне, в пользу которой разработан проект. Неслучайна позиция сплоченной азербайджанской делегации: сразу по окончании переговоров дать сопредседателям право на составление обобщающего документа по собственному усмотрению с перспективой его скорого опубликования. Я выступил против предоставления им подобного карт-бланша, чем и вызвал откровенное недовольство Харольда Сондерса и его помощника Фила Стюарта.
     - Обсуждалось ли содержание "Схемы" после подписанного пятью армянскими участниками письма?
     - К сожалению, даже после нашего демарша сопредседатели настояли на необходимости обсуждения "Схемы" в шестом раунде. Под давлением сопредседателей и находящихся в более выгодном переговорном положении членов азербайджанской делегации большинство армянских участников в предпоследний день конференции вынуждено было занять "круговую оборону". Тем не менее нам удалось отвергнуть ряд неприемлемых пунктов. Любопытно, что это обстоятельство вызвало открытое раздражение г-на Сондерса, прочитавшего в ярости назидательную речь о том, насколько плохо и "самоизолированно" (его термин) будет жить Карабах без экономических связей с Азербайджаном. Фил Стюарт же не преминул заявить о якобы уже принятых США каких-то решениях по карабахскому урегулированию, которые, вероятно, ничего хорошего армянам не сулят.
     - Шестой раунд переговоров состоялся всего лишь спустя несколько дней после будапештского убийства. Реакцию армянских участников предугадать нетрудно. Какова была позиция остальных присутствующих?
     - Слов осуждения со стороны азербайджанцев, разве лишь за исключением Арзу Абдулаевой, не было. Их безусловный лидер Тофик Зульфугаров приравнял убийство в Будапеште к выстрелам снайперов на границе и к подрывающимся на минах жертвам. Другой член делегации говорил о презумпции невиновности и призывал ждать решения суда. Примечательно, что в ходе развернувшейся дискуссии американцы не проронили ни слова. Это, конечно, говорит о многом, в том числе и о тех "гарантиях безопасности" в виде международных сил по поддержанию мира, которые они нам предлагают.
     - Каким было завершение переговоров в Снегирях?
     - Утром последнего дня, непосредственно перед заключительными дебатами, Харольд Сондерс и Фил Стюарт устроили агрессивную выходку уже против меня лично. В результате инцидента я в знак протеста покинул Снегири и в работе завершающего раунда участия не принимал. Насколько мне известно, какого-либо документа принято не было. Отмечу, что поводом для их возмущения послужило мое замечание, состоящее из одного единственного предложения: "Армянская диаспора в США в значительной степени находится под контролем американского правительства". Прямо во время завтрака, закатив настоящую истерику по оскорбленному, видите ли, великодержавному самолюбию, Сондерс и Стюарт аж заявили, что "не желают говорить с такой личностью", как я.
     - Не намереваюсь абстрагироваться от темы Дартмутской конференции, однако, быть может, откровенное нежелание американцев общаться именно с Арменом Айвазяном продиктовано его научной деятельностью, разоблачающей сущность американского арменоведения и их политических заказчиков. Ведь ваше замечание ничто по сравнению с публикуемыми в самих США и на Западе исследованиями с критикой империалистических устремлений Вашингтона, об его информационных и других методах контроля над собственным населением?
     - Никоим образом не исключая и эту возможность, я все же склонен думать, что в основе выходки американского сопредседателя кроется его стремление обновить по собственному усмотрению состав армянских делегаций. Думаю, что Харольду Сондерсу необходимы новые, более податливые участники. Из всей этой истории следует прямой вывод: пора серьезно, а не на словах заняться активнейшей самоорганизацией всего потенциала армянского народа. Тенденции в регионе не терпят больше склок и передряг внутри страны, а также расхлябанности и несерьезного отношения к строительству сильного армянского государства.


Беседу вел Арис КАЗИНЯН


Top of the page

Main Page

Copyright © 2004 ArCGroup