АРМЯНСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ


        Итак армянская история в 18-19 веках прошла под знаком пассионарного подъема, что должно было, рано или поздно, оформиться в организованное национально-освободительное движение, преследующее цель достижения политической независимости, государственности. По видимому, под тем же знаком пассионарности прошли эти двести лет для славянских и других народов Балканского региона, которые находясь в гораздо более выгодном геополитическом положении, а также имея более предпочтений со стороны единоверной и единокровной России, на протяжении 19 века последовательно добивались все большей независимости от Османской империи и обрели государственность в 70-тых годах, после разгрома Турции со стороны России. Армения, не имея союзника в лице мощной державы, находясь в самой глубинной части передней Азии, разделенная двумя империями, была обречена на заклание европейской и российской политикой. Тем не менее, армянское национально-освободительное движение было наиболее организованным и мощным в Османской империи после освобождения Балкан.
        Уже в первой половине 19 века, европейское масонство, инициированное и руководимое английской олигархией, приступило к реализации одной из своих важнейших стратегий - уничтожение традиционных империй в Европе - Австро-Венгрии, Российской империи, Османской империи и Германской империи, как наиболее серьезных противников "талассократии", "власти моря", англосаксонской либералистской идеологии. В этой связи, широко использовались лозунги национально-освободительного движения в синтезе с чисто социальными и даже классовыми лозунгами. Первый этап этого движения, инициированного Лондоном, имел либерально-демократический характер и привел к созданию по всей Европе "национальных" политических, революционных организаций, идентифицируемых очень легко по первому слову в названии: "Молодая Италия", "Молодая Венгрия", "Молодая Польша", "Молодая Румыния", "Молодая Болгария", "Молодая Сербия" и многие другие "Молодые nations", призванные разрушить империи, включа-ющие данные народы. (Не было только молодой Ирландии, так как Ирландия являлась колонией Англии). В 50-60 годах была создана "молодая Армения", а ее лидер Микаэл Налбандян был одним из крупных фигур данного космополитического движения на востоке и находился в тесных отношениях с крупнейшим политическим международным авантюристом Джузеппе Мадзини, который был ключевой фигурой и представителем лондонской олигархии во всей Европе. С данными масонскими организациями были тесно связаны другие армянские деятели - Степан Воскан, Степанос Назарян, Арутюн Свачян, Матевос Мамурян и многие другие либерально-демократические и революционно-демократические персоны.5 Данные деятели и организация "Молодая Армения" выступали не только против султанского режима в Турции, но и против российского самодержавия, то есть имела универсальный характер. Однако, следует отметить, что ни у армянских, ни у иных либерально-демократических или революционных организаций, буквально, не было другого "выхода", не было иного пути и иных политических связей, которые могли бы обеспечить им поддержку и солидарность. (В таком же положении находились и русские, и турецкие либералы, демократы и прочие "антирежимники"). Армянские революционные демократы, несмотря на свою заданность и контринициатическую изначальность, сумели создать в армянском обществе определенную традицию революционности и организационно-структурированной политической деятельности, обеспечили становление политического общества как такового и попытались (не без успеха) создать армянскую политическую философию.
        В 19 веке существовало и иное - национально-консервативное направление общественно-политической деятельности (которое советские историки называли клерикально-феодальным), представленное Габриэлем Айвазовским, Ованесом Чамурчян-Тероенцем, Маркосом Агабекяном, Саркисом Джалаляном и др. Национал-консервативное течение связывало выживание армянского народа с наиболее консервативными общественными институтами: церковной школой, древнеармянским языком, армяно-апостольской церковью, наиболее традиционными общественными структурами и бытовыми ценностями.5 По всей вероятности, данное течение было своеобразной реакцией на усиление "вестер-низации" армянской жизни, увлечение армян протестантством и католичеством, различными западными ценностями. Однако, основной целью данного направления являлось выживание нации, оказавшейся в трагической ситуации, данное направление было далеко от революционности, в принятом понимании, но оно, безусловно, содержало идею традиционализма и в своих представлениях в отношении возвращения и укрепления традиции, в сохранении традиционных основ национальной жизни, содержала консервативно-революционный дух. Обвинения, выдвигаемые к национально-консервативному направлению национал-радикалами, в части "привязки" будущего армянского народа Турцией, на самом деле лишены достаточных оснований, и опровергаются всей патриотической деятельностью деятелей данного течения, и основываются только на том, что национал-консерваторы не считали разрушение османской империи самоцелью армянской нации.
        Трудно представить, каким образом повлияло национально-консер-ва-тивное движение, представленное конкретными деятелями на формирование армянского консервативно-революционного движения, но существование наряду с революционно-демократическим течением еще и данного традиционалистского, говорит о присутствии в армянской действительности и этих идей, что не могло быть локализированным в "монастырских кельях" и, видимо, находили понимание в определенных средних слоях народа.
        1860-80 гг. характеризовались активизацией армянского национально-освободительного движения, которое с одной стороны явилось благодатной почвой для западных масонских инициаций (вернее контр-инициаций), но став массовым движения широких слоев народа, оно, так или иначе, нивелировало это воздействие. В 1862 году произошло Зейтунское восстание армян, боровшихся за сохранение своего автономного, полунезависимого положения, ставшего наиболее мощным антиправительственным восстанием в Османской империи в середине 19 века. Появилось множество нелегальных политических организаций национально-освободительного типа: "общество с благой целью" (1869 г. Александрополь), "Союз спасения" (1872 г. Ван), "Черный крест" (конец 70 -начало 80-ых гг. Ван), "Защитник Родины" (1881 Эрзерум), "Свобода" (1874 г. Эрзерум), "Союз патриотов" (1882 Москва), "Айсер" (Ереван), и "Азгасер" (Ереван). Ведущая газета восточной Армении "Мшак", имеющая огромное воздействие на все армянское общество и являющаяся полюсом притяжения армянской интеллигенции (возглавляемая Григором Арцруни) представляла собой, фактически, орган национально-осво-бодительного движения.5 В 1884-1885 гг., когда царское правительство организовало репрессии против армянских просветительских и образовательных учреждений, армянское общество ответило на это организованной борьбой.5 В Турции же, армянский элемент во второй половине 19 века становился все более неблагонадежным, беспокойным, что выражалось в возникновении Армянского вопроса, как международного.
        Но главное, что мы хотели бы отметить, то, что вторая половина 19 века, в особенности, два его последние десятилетия отличались гораздо меньшим универсализмом и космополитичностью идей армянского национально-освободительного движения, поиском "армянского пути" к освобождению, стремлением проводить более прагматичную национально-ориентированную политическую деятельность, а увлечение западными инициациями уходило в прошлое. Однако, полностью освободиться от либерально-демократических и иных масонских идей армянское общество, как любое другое европейское общество, не могло, что нашло проявление в создании политических партий в конце 19 века.
        Армянские политические партии, существующие и по сей день - "Арменаканы" (сейчас либерально-демократическая партия буржуазного типа "Рамкавар-Азатакан", партия "Гнчак" (колокол) - социал-демо-кратическая партия, и социалистическая партия "Армянская Революционная Федерация-Дашнакцутюн" возникли, соответственно в 1885 г., 1887 г. и в 1890 г. и были призваны возглавить национально-освободи-тельное движение. Мы не располагаем достоверными сведениями о связях организаторов данных партий с космополитическими центрами, но сам характер этих партий - либерально-демократический, социал-демократический и социалистический говорят о том, что они были скопированы с традиционных для Европы политических течений и партий, восприняли марксистские и либеральные идеи и пользовались политическими программами, содержащие демократические и левые теории.
        Партия "Гнчак" считала семя марксистской, и для этого было достаточно оснований, так как и программа и организационная работа, во многом, носила ярко выраженный классовый характер. "Дашнакцутюн" являлась социалистической, но не марксистской партией, для которой приоритетами являлись интересы национально-освободительного движения, а "Рамкавар-Азатакан" стояла на позициях буржуазных свобод. Однако, все три партии приняли самое активное участие в национально-освободительной борьбе, выражая собой (на определенных важных этапах) саму эту борьбу, между "Гнчак" и "Дашнакцутюн" были попытки объединения, но безуспешно, и они сотрудничали на наиболее сложных и драматических моментах истории. Так, между тремя партиями существовало определенное согласие в части географических областей влияния и проведения организационной работы. "Гнчак" занимался организацией вооруженных восстаний в киликийской Армении, возглавив Зейтунское восстание, "Дашнакцутюн" имел наибольшее влияние в Сасуне, также организовав восстание и самооборону, а "Арменаканы" преимущественно работали в Ване, где возглавили самооборону и вооруженное восстание населения.
        В популярной книге Эдуарда Оганесяна "Век борьбы" отмечается любопытный факт, указывающий на то, что один из основателей партии "Дашнакцутюн" Христофор Микаелян начинал свою политическую деятельность в городе Муше (Западная Армения), возглавляя политический кружок организации "молодая Армения".10 Имела ли отношение данная организация к масонской "Молодой Армении", нам неизвестно, но есть много признаков для утверждения того, что отцы-основатели Армянской революционной федерации "Дашнакцутюн" Христофор Микаелян, Симон Заварян, Степан Зорян и Хачатур Малумян являлись масонами и создали самую знаменитую армянскую партию по типу и подобию масонской ложи и содержащую масонскую идеологию, стиль действия и цели.
        С самого начала деятельности "Дашнакцутюн" отличал (от других армянских и неармянских политических партий) некий "национальный прагматизм", отрицающий космополитические, классовые, пролетарско-интернациональные и иные наднациональные императивы. Полити-чес-кая программа партии дашнаков содержала умерено социалистические цели и задачи, предполагающие национализацию или контроль над землепользованием, приоритеты коллективных форм организации труда, определенный этатизм, организацию справедливых социальных отношений. Социализм дашнаков не является для этой партии самоцелью, а условием, инструментарием сплочения нации, представителей различ-ных классов и социальных групп для национально-освободительной борьбы. Дашнаки избегали и, более того, неприемлили классовой постановки социального вопроса, и отмежевались от марксизма. Благодаря данному "национал-прагматизму", последовательной и по настоящему революционной организаторской работе, за несколько лет в Османской империи и России была создана крупная, разветвленная, нелегальная организация с законспирированными вооруженными структурами. По некоторым данным, только в Закавказье насчитывалось 120 тыс. членов этой партии. После организации в 1896 году крупнейшего восстания в турецкой Армении и успешной организации вооруженной борьбы с российскими властями и организованными ими тюркскими бандами в Баку, в Карабахе, Нахичевани и Тифлисе, позволили дашнакской партии стать доминирующей в армянской национальной жизни, вытиснув две другие партии, поэтому дальнейшее рассмотрение консервативно-революционной идеологии и движения в Армении и диаспоре можно было бы ограничить рассмотрением деятельности этой партии.
        Рассматривая идеологические ориентации Армянской Революционной федерации "Дашнакцутюн", можно придти к выводу, что до 1908 года дашнаки все еще находилось под значительным влиянием масонских центров. Дашнаки активно участвовали в общем "социалистичес-ком и социал-демократическое сопротивлении" политике российского правительства, участвуя в различных антиправительственных акциях, в том числе и террористических. В 1907 году партия вступила во второй интернационал на 7 съезде в Штутгарте, считая себя причастной, в целом, к социалистическому движению в мире. Дашнакская партия активно поддержала движение младотурок ("молодые турки"), являющихся ни чем иным, как масонской ложей "Гранд Оттоман", разветвлением "Гранд Ориент" ("Великого Востока").14 В 1908 году дашнаки сыграли большую роль в организации антисултанской революции в Турции, в приходе к власти младотурок (в надежде на изменения положения армянского народа). Известна и связь дашнакских деятелей с Парвусом - главным инициатором революций в Европе в начале XX века.
        Однако, после 1909 года, резни армян в Адане, дашнаки осознали всю тщетность сотрудничества с младотурецкой партией "Единение и Прогресс", а также возможной ролью левых сил Европы в освобождении армянского народа. После 1909 года "национал-прагматизм" дашнаков все более усиливается и партия все меньше считается с западнической идеологией. Это становится заметным из программ съездов партии и принимаемых решений. На 6 съезде в 1911 г. в Константинополе партия рассматривает вопросы - создания органа самообороны, борьбы с младотурками, разрыв с партией "Единение и прогресс".10 Дашнаки окон-чательно связали перспективу своей борьбы с политикой России, что обусловило ряд важных моментов деятельности партии. Дашнаки осуждали стремление младотурок влезть в мировую войну, они фактически выступили на стороне России в войне, организуя добровольческие армянские бригады в российской армии, проповедовали имперский патриотизм, осуждали подрывную деятельность большевиков и других революционеров, не поддержали и выразили недовольство большевистской революцией и, в целом, выступили против основной цели масонов и западной олигархии - разрушения российской империи. То есть, за двадцать лет существования, а возможно и раньше дашнакская партия полностью вышла из русла масонской политики и идеологии.
        После достижения независимости Армении и установления фактически дашнакского правительства, Армянская республика выступала, как союзник Антанты, но только вследствие того, что Германия являлась союзницей Турции. Дашнаки, убедившись в империалистической политике Англии в Закавказье, всячески противостояли ее попыткам поставить Карабах под контроль Азербайджана и старались уйти от влияния Англии и принять покровительство иной державы. В отноше-нии России политика дашнаков была далека от идеологичности, неприятие большевиков носило, возможно, не идеологический характер, а было обусловлено видением трагических для Армении перспектив, связанных с диктатом космополитической державы. Дашнаки поддерживали тесные связи с Деникиным, подписав с ним дружественный договор.
        Находясь за рубежом, в вынужденной эмиграции, дашнаки занимали весьма сдержанную позицию в отношении СССР, принимая только идеологическую борьбу против него, тогда как предполагалась политическая и вооруженная борьба с Турцией. Это было подтверждено на 12 съезде партии в 1933 году в Париже. Во время второй мировой войны в дашнакской партии появились серьезные различия в политических ориентациях. Такие видные деятели партии, как Рубен Тер-Минасян, А.Оганджанян ориентировались на Англию и сотрудничали с англичанами на Ближнем Востоке, а Д.Канаян и Г.Нжде ориентировались на Германию и на ее правонационалистическую идеологию. Дашнаки имели обязующие отношения с политиками и идеологами III - Рейха, что является важным признаком их разочарования западнической идеологией и политикой.10 По всей вероятности, связи с нацистами означали не только прагматическое отношение к могущественной державе, претендующей на мировое господство, но и были обусловлены идеологическим содержанием политики Германии и других стран с "жесткими" режимами. Дашнаки имели отношения с правительствами стран прогерманской ориентации - Румынии и Болгарии.
        1951 г. явился поворотом деятельности дашнакской партии от "нейтральной" позиции на международной арене к проамериканской и прозападной ориентации, надеясь на использования Запада в давлении на Турцию. Это решение было принято на 15 съезде партии в Париже. Но уже в 1957 году, на 17 съезде партии был констатирован полный провал прозападной ориентации, что было окончательно закреплено на 18 съезде в 1963 году в Бейруте, где одновременно было принято решение об отказе от антисоветизма. Эта политическая позиция была подтверждена на 19 съезде в 1967 году.10
        По утверждению Эдуарда Оганесяна, в 1972 году состоялся исторический 20 съезд дашнакской партии, где были приняты решения о начале активной политической и террористической деятельности против Турции.10 Эта политика была тесно связана с поддержкой правительств ряда Ближневосточных стран, особенно, Ирана, Сирии и Греции, и продол-жалась до 1988 года, когда на 24 съезде в Афинах дашнакская партия, в связи с событиями карабахского движения, приняла решение "вернуться на Родину".10
        В период 1988-94 годов главной задачей дашнакской партии была организация и помощь вооруженному национально-освободительному движению армян Нагорного Карабаха и, вообще, Армении. Дашнаки в 1989 одними из первых организовали вооруженные добровольческие отряды, чем решили ряд важных политических и военных задач. В политической и идеологической деятельности приоритетом стала борьба за воссоединение нагорного Карабаха.
        Если рассматривать позицию дашнаков с точки зрения интересов стратегии США и Запада, то политика дашнаков осуществлялась в прямом противоречии с ней. Дашнакская партия, весьма сдержанно относилась к "задачам" развала СССР, поддержке либерально-демократических сил в Армении, осуждала радикально- прозападническую позицию либерально-демократического Армянского общенационального движения (АОД), осуждала и боролась с примиренческой позицией некоторых деятелей в отношении положения нагорного Карабаха, сопротивлялась политике стран запада в отношении передачи нагорного Карабаха под контроль Азербайджана. За рубежом дашнаки установили дружеские, доверительные отношения с исламской республикой Иран, наиболее ненавистной страной для запада, поддерживают отношения с палестинскими и курдскими военизированными и политическими организациями.
        В своей экономической и социальной политике дашнаки придерживаются умеренно-рыночных позиций, выступая против радикальной либерализации, необоснованной приватизации, упрочения власти различных кланов и новой номенклатуры. Дашнаки выступают за большее участие государства в экономике, за преодоление отчуждения человека от государства и общества, которое произошло в Армении. Дашнаки, также, понимают необходимость рационального использования оставленного советским режимом экономического потенциала, и против его системного разрушения.
        Соответствующие воззрения и политика дашнакской партии никак не могли удовлетворять либерало-тоталитарный режим в Армении и западных политиков. В результате западом были санкционированы репрессии против этой партии, которые охватили часть ее лидеров и рядовых членов. В настоящее время дашнакская партия, фактически, запрещена в Армении, а ее структуры осуществляют нелегальную деятельность.
        Армянская Революционная федерация "Дашнакцутюн", осуществляющая свою политическую деятельность в более, чем 30 странах и на родине, по своей идеологии и политической позиции относится к партиям совершенно особого типа, сочетающая социалистические принципы и правый национализм.
        "Дашнакцутюн" относится к довольно редким партиям, традиция деятельности которых имеется в странах Средиземноморья и Балканах. Это правосоциалистическая партия, которая в политике придерживается правых, а вернее, право-консервативных взглядов, отрицающих как пролетарский интернационализм, так и либералистский космополитизм, а в экономике - социалистических взглядов, придерживаясь рыночных принципов, сочетания государственной, корпоративной и частной собственности. То есть: в политике - дашнаки правые, в экономике - левые (самые правые из левых и самые левые из правых). (Если проводить аналогию с ситуацией начала XX века, то по своим социальным и национальным принципам "Дашнакцутюн", в какой-то мере, адекватен российской партии правых эсеров - социалистов революционеров.
        Кстати, во Второй Государственной думе России дашнаки входили во фракцию эсеров. Современные русские политологи, рассматривающие российскую политическую традицию начала века определенно относят правых эсеров и "Дашнакцутюн" к партиям данного "совершенно особого типа", а некоторые относят их к партиям национал-социалистического типа).
        АРФ "Дашнакцутюн", несомненно, является консервативно-рево-лю-ци-онной партией, то есть партией "Третьего Пути". "Дашнакцутюн" возник и с самого начала была таковым, однако, трагическое положение Армении, иноземный гнет, отсутствие поддержки со стороны единокровной и единоверной державы, обусловило привязку этой партии на масонские центры и политику, что совершенно ничего не говорит о ее сущности, как о национальной армянской партии. Это еще раз доказывает, что политическая партия политически зависимого народа, даже придерживающегося консервативно-революционной идеологии, не может быть вполне адекватной данной идеологии. В этом не только трагедия этой партии, но и трагедия Армении.
        Уже в 60-тых годах, консервативно-революционная позиция дашнаков проявилась и на практике, как это было в период 1990-1921 гг., что нашло движение в национальной революции диаспоры в 1974-1987 гг. и в карабахском движении.
        Долгое пребывание в диаспоре, на чужбине, где социальная структура армянского общества деформирована, где в социальной стратификации преобладают мелкобуржуазные слои, не могло не повлиять на "обуржуазивание" партии, на некоторые компромиссы с либералистской идеологией. Это отразилось и на деятельности дашнакских структур в Армении, где сложилась за советский период полноценная социальная структура общества. Однако, условия вооруженной национально-осво-бодительной борьбы (которая не раз в истории спасала эту партию от потери актуальности) способствовали укреплению консервативно-рево-люционного духа и взглядов.
        История и нынешняя деятельность "Дашнакцутюн" убедительно доказывает, что консервативно-революционная традиция молодой, пассионарной армянской нации, несмотря на тяжелейшие политические условия, пронесена через 20-ый век, и армяне способны на реализацию идеологии "Третьего Пути", с которой должны связать свое общество и государство.


<< Previous   Main Page   Next >>
 

© 2001ArCGroup